Author Topic: Радикальный исламизм во Франции ч1  (Read 3597 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline Ctrl+Shift+;

  • Member
  • *
  • Posts: 11
  • Gender: Male
«Модель многокультурности оказалась неудачей», заявил Николя Саркози полтора месяца назад, что вызвало ряд вопросов. Что, собственно, имел в виду президент? Франция, бесспорно, является многокультурной страной, и в этом её несомненное богатство. «Мы не хотим общества, в котором общины существуют параллельно друг другу. Если люди приезжают во Францию, значит, они согласны погрузиться в единое национальное сообщество… Французское национальное сообщество не хочет менять своего образа жизни, своего стиля жизни, равенства между мужчинами и женщинами…» По сути, проблема неудачи многокультурности была сведена к вопросу ислама. «Мы можем говорить только об исламе Франции, а не исламе во Франции». Оказывается, по мнению Саркози, в прошлые десятилетия во Франции наблюдалась слишком большая толерантность к приезжим, что привело к развитию радикального исламизма в стране.

Поразительно, что эта действительно серьёзная проблема получила настолько однобокую трактовку, которая вносит ещё больше неясности в достаточно сложную концепцию многокультурности и всех связанных с нею аспектов. В основе проблемы обособленности отдельных этнических групп общества лежат далеко не культурные различия и не сознательное нежелание  самомаргинализации, а, в первую очередь, социально-экономическое неравенство.



В опубликованной на сайте WikiLeaks депеше, датированной 2005-ым годом, американский советник по политическим вопросам описывает сложившиеся во Франции проблемы радикального исламизма и их истоки1.
«ПОТЕНЦИАЛ ИСЛАМСКОГО ЭКСТРЕМИЗМА

 Путём наблюдения, арестов и других методов правительство Франции на протяжении десятилетий ежедневно предупреждает возникновение очагов исламского экстремизма в стране. Хотя в кратко- и среднесрочном планах Франция, вне всякого сомнения, полагается на свои полицию, службу безопасности и судебную систему в вопросе активного противостояния терроризму, в долгосрочном плане она должна сконцентрироваться на предоставления мусульманам места (будь то иммигранты в первом поколении, их дети, т.е. иммигранты второго и третьего поколения или растущее число новообращённых) во французском самосознании.

 Из 6 млн человек мусульманской общины, предположительно 70% являются выходцами из стран Северной Африки (Алжира, Марокко и Туниса). Другие значительные по своим размерам группы – это турки и  пакистанцы. В этом общем количестве, по оценке полицейской разведке Франции (RG), приблизительно 9000 (чуть больше 0,1%) могут считаться экстремистами. RG также определила, что из 1500 мечетей и молельных залов во Франции менее 40 рассматриваются как экстремистские. Должностные лица правительства Франции заявляют, что 90% французских мусульман не являются практикующими. Среди меньшинства французских мусульман, считающихся «практикующими», существует небольшое, но явное течение мысли исламского фундаментализма.

 Два конкретных источника исламского экстремизма представляют особый интерес. Первый – французская тюремная система, 50% заключённых которой составляют мусульмане. Как сообщается в другом ставшем известном отчёте RG 2005-го года, среди этих заключённых растёт исламский экстремизм, что подтверждают спорадические сообщения о плакатах бин Ладена на стенах камер, уничтожении рождественских елей и библий и криках радости, когда сообщаются новости о погибших американских солдатах или шахидах в Израиле. Зачастую шок от нахождения в тюрьме, сообщается в отчёте, превращает мелких правонарушителей в исламских экстремистов. Нехватка мусульманских священников во французских тюрьмах разжигает потенциальную возможность неослабевающего распространения экстремистских идеологий. Принявшие радикальную идеологию заключённые после выхода на свободу становятся «бомбами замедленного действия», говорится в отчёте RG. По оценке, 200 заключённых в тюремной системе «заслуживают внимания», а 95 должны рассматриваться как «опасные». Второй источник исламского экстремизма – растущее число новообращённых в радикальный ислам среди французских граждан европейского происхождения. В отчёте, переданном в июне министру внутренних дел Саркози, RG представило краткую информацию о новых французских новообращённых в ислам, обнаружив, что большинство их составляли молодые мужчины в городских районах и/или районах густонаселённых выходцами из Северной Африки. 49% людей, указанных в отчёте RG не имело никакого документа об образовании, и 44% делали выбор в пользу интерпретаций исламского фундаментализма группировками «Салафист» или «Таблиг». Уровень безработицы среди новообращённых франко-европейского происхождения выше средненационального в пять раз. Согласно отчёту RG, более 10% новообращённых открыли для себя ислам в тюрьмах. Отчёт RG также показал, что приблизительно 3,5% французских военных, включая офицеров, обратились в ислам. (Примечание: Хотя эта статистика и поразительна, многие новообращённые среди военных, предположительно, сделали это ради вступления в брак с мусульманами (-ками) и не обязательно по идеологическим соображения. Конец примечания.)

ДОЛГАЯ ИСТОРИЯ ИСЛАМСКОГО ЭКСТРЕМИЗМА ВО ФРАНЦИИ

Начиная с 2002-го года было арестовано 322 связанных с терроризмом человека, из которых 91 было предъявлено обвинение с последующим заключением в тюрьму. Бесчинства исламских экстремистов случались во Франции и раньше, особенно в Париже. Год спустя после неудавшейся попытки захвата самолета Air France в 1994-ом году алжирская террористическая группа GIA осуществила серию взрывов на станциях парижского метро и в достопримечательных местах, убив в результате 8 человек и ранив свыше 200. Перемещение исламских экстремистов, базирующихся в Магрибе, продолжается по сей день. Базирующаяся в Алжире «Салафитская группа призыва и борьбы» (GSPC) и базирующаяся в Марокко «Боевая исламистская группировка Марокко» (GICM) скрыто присутствуют на территории Франции. Более того, французская разведка полагает, что GSPC всё больше принимает цели мирового джихадизма и стремится позиционировать себя как дополнение «Аль-Каиды». Ведущий связанные с терроризмом дела судья сказал нам недавно, что GSPC расширяет область своего влияние во Франции и стремится воспользоваться старыми связями в хорошо организованной алжирской общине. Что касается GICM, французские представители судебной системы сказали нам, что арестованные в 2004-ом году имели серьёзные профессиональные навыки и по сей день сохраняют строгую дисциплину во время допросов. (Комментарий: правительство Франции гордится своей способностью следить за экстремистскими группами; обнаружение ячейки GICM шокировало правительство, поскольку оно наткнулась на неё случайно. Ещё одно свидетельство оперативной безопасности  группы GICM. Конец комментария.)

 Франция также была свидетельницей появления исламских экстремистских ячеек без видимой поддержки со стороны террористических организаций, таких как  GICM и GSPC. Одним из примеров являются одиннадцать «джихадистов в Ирак», арестованных в январе в 19-ом округе Парижа. Участники были арестованы за несколько дней до отправки в Ирак. Служба контрразведки (DST) сообщила, что подозреваемый зачинщик, 23-летний Фарид Бениетту, никогда не изучал теологию, но силой своих личных способностей сумел за несколько месяцев убедить группу подростков отправиться на джихад в Ирак. Один из примеров, показывающих подвижную взаимосвязанность многих исламских экстремистов, был представлен во время суда над Ахмедом Ледуни и Давидом Куртайе, двумя французскими гражданами, признанными виновными и осужденными в 2004-ом году за организацию вербовочных сетей для террористических тренировочных лагерей в Афганистане. Ледуни и Куртайе (оба обратились в исламский фундаментализм в возрасте 27 лет) были связаны с членами сети Бегхала, которым был вынесен приговор в марте 2005-го года за планирование взрыва в посольстве США в Париже. Они также были связаны с экстремистскими кругами в Великобритании. Члены группы Бегхала подозреваются в связях (среди прочих) с членами «чеченской» сети (неопределённая группа лиц из Лиона, которая предприняла попытку разработать химические агенты для совершения террористических нападений), «франкфуртской» сети (которая предприняла в 2000-ом году попытку нападения на культурные памятники Страсбурга) и Лионелем Дюмоном, членом исламской экстремистской «банды Рубэ», которая терроризировала север Франции в конце 1990-х г.г. Дюмон провёл ряд лет в Японии и подозревается в создании там связей с исламским экстремизмом. Коротко говоря, исламский политический экстремизм во Франции принимает разные формы: он вышел на поверхность своими силами, в сотрудничестве с другими автономными группами, а также в сотрудничестве со связанными с «Аль-Каидой» группами, как GSPC.

 Исламский экстремизм связан в представлении общественности с бедными окраинами больших французских городов, в особенности, Парижа, Лиона, Страсбурга и Марселя. Однако районы жилья для малообеспеченных семей встречаются по всей Франции, и недавние аресты в Гренобле, среднем по размеру университетском городе на юго-западе страны, и в Лотарингии, регионе близ франко-немецкой границы, иллюстрируют тот факт, что исламский экстремизм не ограничен пригородами крупнейших французских городов. Французские резиденты и граждане североафриканского происхождения разбросаны по всей Франции. Турецкая община в основном проживает в Париже и восточной Франции. А пакистанская община почти целиком находится в районе парижской метрополии.

ПРАВИТЕЛЬСТВО В РОЛИ ПОЖАРНОГО

Хотя внимание после июльских взрывов в Лондоне и Шарм-эль-Шейхе направлено на новую правоисполнительную деятельность и инициативы по безопасности, правительство Франции продолжает работать над интеграцией мусульманской общины в страну, которая до сих пор исторически остаётся католической. Заметные мусульмане в правительстве, политике и культуре встречаются достаточно редко, и, в целом, мусульмане недостаточно представлены во власти. Правительство Франции в 2003-ем году создало Совет мусульманской веры (CFCM), ассоциацию для разных мусульманских групп, которая служит как официальная французская мусульманская контактная организация, решающая ряд гражданско-религиозных вопросов, включая строительство мечетей. CFCM включает разные мусульманские группы, в том числе «Союз исламских организаций Франции» (UOIF), склоняющийся к фундаментализму (некоторые считают его связанным с «Братьями-мусульманами»), «Национальную федерацию мусульман Франции» (FMNF) (также считающуюся фундаменталистской, но она поддерживается марокканским правительством) и «Таблиг» (ультраортодоксальную группу пакистанского происхождения, которая характеризуется как промежуточная станция для некоторых французских джихадистов). Должностные лица правительства Франции также указывают на то, что около 40% французских мечетей не связаны с Советом мусульманской веры.

продолжение
« Last Edit: April 13, 2011, 19:26:45 PM by Ctrl+Shift+; »

Offline allect

  • Member
  • *
  • Posts: 28
Re: Радикальный исламизм во Франции ч1
« Reply #1 on: May 26, 2011, 19:05:53 PM »
Надеюсь, вопрос о членстве Турции в ЕС теперь будет закрыт надолго.  В противном случае Европу ждет цивилизационная катастрофа.